Карл Роджерс. Может ли школа вырастить личность?

Карл Рэнсом Роджерс — знаковая личность в гуманистической психологии и основатель человекоцентрированного подхода (person-centered approach). Его имя занимает почетное место в списке психологов гуманистического направления, среди которых А. Маслоу, В. Франкл, Р. Мэй, Ф. Перлз и другие.

Зародившись в 40-е годы XX века как оппозиция авторитарному и директивному подходу в консультировании, подход Роджерса стал настоящей революцией и чрезвычайно распространен в 60-70-е годы в США. До сих пор его идеи оказывают влияние не только на психотерапевтическую и консультативную практику, но и на образование, политику и жизнь общества.

Приезд Карла Роджерса в СССР в 1986 году стал катализатором распространения человекоцентрированного подхода среди советских специалистов. Некоторые из тех психологов, чьи имена сейчас общеизвестны, посещали его семинары в Психологическом институте РАО.

Несколько его книг известны не только специалистам помогающих профессий, например, «Свобода учиться» и «Брак и его альтернативы». Но все—таки многие работы не переведены на русский язык. Несмотря на срок давности его публикаций, содержание откликается голосу современности, а стиль изложения не вызывает трудностей при прочтении. С перевода этой статьи хочу начать публикацию серии статей Карла Роджерса, которые ранее не были переведены.

Может ли школа вырастить личность?

«Может ли школа вырастить личность? По моему опыту, ответ, определенно, «Нет!» Я обнаружил, что ни одно учреждение, ни одна тщательно спланированная программа или курс не могут вырастить личность. Только личность может вырастить личность. Но что мы можем сделать, чтобы убедиться, что персонал в наших школах — администрация, учителя, супервизоры, профессора, психологи, научные сотрудники, финансовые менеджеры и т.д. — прежде всего личности?

Что я имею в виду под личностью? Я думаю, что никогда не пытался определить это точно, и то, что следует, конечно, не точно. По моему мнению, личность обладает несколькими качествами. Она индивидуальна, с внутренним локусом оценки (т.е. зависит от собственной оценки, а не оценки окружающих — Прим. пер.). Она не руководствуется категориями «должен» и «обязан» и не всегда следует установленным правилам, если они глубоко противоречат ее собственным ценностям. И она — личность с ценностями: не теми, что являются просто словами или красивыми заявлениями, а ценностями, с которыми она живет. (Именно это делает молодое поколение таким впечатляющим. Считаете ли вы их правильными или неправильными в своих суждениях, они пытаются избежать лицемерия и жить с ценностями, в которые верят).

Личность открыто выражает, где она и кто она есть. Она не живет за маской или ролью, скрываясь за удобством быть «учителем», «директором» или «психологом». Она реальна, и эта реальность видна. Поэтому она уникальна, это означает, что существует огромное многообразие в личности — многообразие в ее философии, в подходе к жизни, в мнениях и в способах взаимодействия со студентами. Таким образом, когда в образовательных учреждениях есть личности, они становятся обсуждаемыми, трудными, не вписывающимися в рамки, а жизнь становится захватывающей и ценной.

Когда я задумываюсь о своей жизни и о том, что я получил от своего «образования», я вспоминаю очень мало фактов и лишь несколько учителей. Был учитель, в которого я был влюблен, — добрый, заботливый, с индивидуальным подходом. Но два или три других можно было бы описать словами «старая карга», «набожный богослов» и «увлеченный делом агроном» (Я сомневаюсь, знаете ли вы, что это значит!) Последний учил нас вскоре после Первой мировой войны, и я никогда не забуду его армейскую фразу: «Не будьте проклятой повозкой с боеприпасами, будьте ружьем!»

Я хотел бы, чтобы каждый учитель подумал над этой фразой, неуместной, как все слова в разгар ненавистной войны. Давайте посмотрим, смогу ли я сделать ее более уместной и менее яркой, вероятно, добавив немного своих предубеждений. «Не будь чертовым хранилищем знаний. Будь личностью не только знающей, но и влияющей». Каждый учитель, которого я помню, был энергичным и полностью поглощенным чем-то своим, не просто обученный методикам преподавания, а увлеченный чем-то, что он или она изучал.

Я верю, что эта статья будет иметь отношение к сегодняшнему образованию. Я критиковал учебные заведения так сильно, как мог, даже предсказывая, что они идут по пути церкви с ее монументальными зданиями, бюрократией и денежными фондами. Но все, что жизненно важно, реально и осмысленно происходит снаружи нее. Я не хочу говорить об этой острой теме. Я хочу указать на некоторые вещи, которые все же дают мне надежду. (Я извечный оптимист.)

Доверять и учиться

Доктор Е. (известная своим старшеклассникам как мисс Е.) — та, кого я хорошо знаю. Она преподает в школе, которая является частью городской общины. Я редко видел так мало притворства или фальшивости, она искренне любит старшеклассников. Ее курсы назывались «Психология», «Управление персоналом» и что-то похожее, но это всегда был опыт повышенной личной ответственности, развития мышления и чувств. На этих курсах ученики обсуждали все, что их касается — семейные проблемы, наркотики, секс, беременность, контрацепцию, аборты, проекты, систему оценок — буквально любую тему. Они научились доверять ей и друг другу, а уровень честности и самораскрытия был поразителен.

Вы можете спросить: «Но изучали ли они материал?» Они это, действительно, делали. Мисс Е. — ненасытный читатель, которая по-настоящему «подружилась» со многими великими умами нескольких поколений. Ее увлечение книгами заразительно. А ученики не могут поверить, что могут читать книги по предмету, которые они хотят и которые интересны им. И какие книги они выбирают! Некоторых учеников можно охарактеризовать как медленных читателей, но они читают Бубера, Кьеркегора, Фромма, мои книги, Слейтера, Райха, «Саммерхилл» и Джона Холта. Учителя говорят мисс Е., что многие из этих книг слишком сложны для старшеклассников, но она смеется и говорит, что они любят решать сложные задачи.

Мисс Е. получила самый странный и лестный комплимент, который может получить учитель. В ее школе, если ученик как-то связан с наркотиками, то он исключается по крайней мере временно. Но эти ученики поняли, если они пойдут по обходному пути, то смогут попасть в кабинет мисс Е. незаметно. Так они посещают ее занятия нелегально. И при этом люди говорят, что старшеклассники «просто не мотивированы».

Это не единственная история. Я вспоминаю об учителе математики в колледже, который не только предоставил своим ученикам всю полноту ответственности, но и поговорил с каждым из них. «Прежде всего, учитель знакомится со студентами лично, тогда образование переходит на новый уровень. И он не может не участвовать».

Еще есть один пример — школьная учительница французского языка, которая позволяет своим ученикам ставить собственные цели. Их разнообразие было невероятным. Как она говорит: «Они стали беспокоиться об учебе. Но в целом это дало им реальное чувство значимости».

Я также вспоминаю рыжеволосую учительницу из группы в Луисвилле, штат Кентукки, где происходит, наверное, самое увлекательное нововведение среди городских школ США. Она взбудоражила скучную конференцию, рассказывая о том, как ее команда справлялась с 50-ю нечитающими детьми. Как она сказала: «Я говорю не о слабочитающих. Эти дети не знали ни одной буквы алфавита и ни одного печатного слова». Учителя дали одно обещание и показали свое отношение к ним. Они сказали детям, для которых школа была ежедневной пыткой: «Мы обещаем никогда не давать вам ни одной задачи, которую вы не сможете решить. И это было то, как они относятся к этим «неисправимым детям». Через семь месяцев более трети читали на уровне третьего класса, и стало понятно, что скоро их будет больше.

Быть вовлеченным

Я смотрю на письмо преподавателя биологии из колледжа, который был достаточно честен, чтобы сказать своему классу: «Недавно я наткнулся на некоторые очень интересные способы преподавания. Я хотел бы попробовать их до конца семестра. Приношу свои извинения за использование методов, которые я ненавидел, когда сам был студентом ». Он добавляет: «В этот момент вы можете услышать гробовую тишину, ведь студенты колледжей не привыкли к такой откровенности».

Я мог бы продолжать и продолжать приводить примеры таких людей, которые растят личностей в своих классах. Тем не менее существуют и риски. Я знаю учителей, которых уволили за то, что они были личностями. (Смотрите историю в журнале Look, August 10, 1971: «What Happened to a Teacher Who Touched Kids.») Я знаю администраторов, которых уволили, потому что они верили в развитие. Многие родители и члены общества просто не готовы.

Возможно, сегодняшний финансовый кризис, ударивший по всему образованию, можно использовать конструктивно. Родители могут стать волонтерами в классах вне зависимости от их взглядов на образование, они могут стать участниками развития детей, а не их критиками.

Самое главное: нехватка средств может привести к тому, что мы будем использовать самый неиспользуемый ресурс в образовании — способность учащихся помогать другим учиться. Нет ничего странного в том, что один ученик помогает другому и благодаря этому сам развивается.

Так что, возможно, это не напрасная надежда, что однажды даже в наших школах будут личности, которые вырастят новые личности.

— Карл Р. Роджерс, научный сотрудник Центра исследований человека, Ла Хойя, Калифорния.

Перевод с англ. Влад Селиванов

14.12.2019