Пропаганда, семья и война

К сожалению, война с Украиной — не единственный пример того, как пропаганда разрушает отношения между людьми. Сейчас это более актуально, чем во время «Крымской весны» 2014 года, но уже тогда между людьми создавалась дистанция.

Может быть множество причин того, почему пропаганда оказывается сильнее семейных связей. Многое зависит от конкретного случая, но я скажу об основных, на мой взгляд, психологических причинах.

Во-первых, когда наши представления вступают в конфликт с представлениями других, мы можем оказаться в состоянии когнитивного диссонанса. Это психический дискомфорт, из него хочется как можно скорее выбраться. Способы справиться с ним могут быть самые разные, зачастую — психологические защиты и неэффективные копинг-стратегии.

Если говорить кратко, психологические защиты — это автоматизированные механизмы психики, их не всегда осознают, а копинг-стратегии — скорее целенаправленные действия по совладанию со стрессом.

Можно сказать, что психологические защиты — это «первый уровень реагирования». Сейчас мы именно это и наблюдаем. Люди рационализируют происходящее: «Наверное, так было нужно». Вытесняют эту информацию, например, переключаются на разговоры о быте, погоде и т. п. Отрицают: «Такого не может быть». Или интеллектуализируют — это философское и абстрактное отношение к событиям.

Потом люди могут перейти к неэффективным копинг-стратегиям. Например, некоторые сознательно используют избегание, не отвечая на сообщения тех же родственников из Украины. Такие действия успокаивают нас в моменте, но при этом не помогают справиться со стрессом или решить проблему в отдаленной перспективе.

Эффективное совладание со стрессом — это навык, который требует обучения и желания учиться. К сожалению, такие навыки развивают не все.

Все это объясняет, почему пропаганда так эффективна. Она помогает человеку избежать состояния когнитивного диссонанса, помогает стать конформистом. Это дает чувство безопасности и понятности происходящего. Чтобы согласиться с противоположным мнением, например, с тем, что говорят украинские родственники, человеку нужно внешне и/или внутренне противопоставить себя большинству.

Еще одна причина: рассказы о насилии переводят собеседника в статус слушателя или наблюдателя насилия. Люди не готовы к этому, они не знают, как воспринимать такую информацию, как действовать, поэтому включаются механизмы психологической защиты — отрицание, избегание, агрессия.

Из всех этих причин и вырастают конфликты внутри семей. Мне кажется, мало кто хочет сознательно вступать в конфликт или инициировать его, но сейчас мы оказались в условиях, когда конфликт привнесен в отношения как бы извне.

Чтобы сохранить семейные связи, чтобы начать хоть какой-то диалог, как ни банально, потребуется признать, что некоторые члены семьи находятся в состоянии психологической защиты. Понимаю, что многие хотят это изменить и донести ту информацию, которая им кажется более реальной, но для этого нужно желание обеих сторон. А одна сторона сейчас защищается от подобной информации.

Если есть возможность уделять время разговорам, можно попробовать начать работу издалека, обсуждая общие ценности и находя те точки, где у вас сохранилось взаимопонимание.

В любом случае, это будет длительная работа, результат которой вы не увидите сразу. К сожалению, влияние пропаганды, транслируемой месяцами и годами, одномоментно не исчезает.

Влад Селиванов
14.06.2022